среда, 12 сентября 2012 г.

"У российского бизнеса понимания того, какие возможности дает «Формула-1», нет"



Менеджер первого российского пилота Оксана Косаченко о перспективах своего подопечного

Фото: Алексей Филиппов/Фото ИТАР-ТАСС
Первый российский пилот «Формулы-1» Виталий Петров, выступающий за команду Caterham, не исключено, по окончании сезона может прервать свои выступления в наиболее престижной гоночной серии мира ввиду отсутствия поддержки как со стороны спонсоров, так и со стороны государства. Об этом менеджер гонщика ОКСАНА КОСАЧЕНКО рассказала в интервью корреспонденту “Ъ” АФСАТИ ДЖУСОЙТИ.


— Контракт Виталия Петрова с Caterham рассчитан на год, но предусматривает возможность пролонгации еще на один сезон. Удастся ли ею воспользоваться?


— Если не найдем денег, то высока вероятность того, что в следующем году Виталий в «Формуле-1» выступать не будет. Да он и сам на прежних условиях гоняться не захочет, поскольку ему 28 лет, нужно уже зарабатывать. А «Формула-1» ему доход не приносит. Да, понятно, что это вина и менеджера, который не сумел договориться с командой, чтобы она платила гонщику. Но поймите, команда хочет получать от пилота деньги. А договориться со спонсорами так, чтобы они поддерживали и команду, и гонщика, не выходит. Ну не востребован в России Виталий Петров как маркетинговый, рекламный носитель. А «Формула-1» — это мир денег. И Тони Фернандес, руководитель команды Caterham, конечно, прекрасный человек, но при этом жесткий бизнесмен. Когда Петров выступал за Renault, с владельцем команды Жераром Лопесом можно было говорить о том, что мы поможем развить бизнес в России, показать себя там или там, но с Фернандесом все прозаичнее: деньги на стол — и ты едешь. Денег нет — не едешь. При этом он не скрывает, что Петров команде очень подходит, что с ним комфортно работать, есть куда прогрессировать, но бизнес есть бизнес.


— И сколько нужно для счастья?


— В топ-командах цены заоблачные, к тому же там просто нет мест. Если же говорить о том, чтобы остаться на нынешнем уровне, где еще три года назад речь шла о $3–5 млн, сейчас уже о $10–15 млн в год.


— Но ведь за Петрова его отец платил. Пусть и сейчас заплатит…


— Не было такого. Отец гонщика в трудный момент, когда надо было закрыть, скажем так, кассовый разрыв, взял кредит, который уже давно погашен за счет спонсоров. Да и нет у него таких средств. И не было. В то, чтобы Петрова довести до «Формулы-1», вкладывались другие люди. Вложили около $20 млн. И я теперь вынуждена признать, что отдачи нет.


А вообще командам нужны не папины, не чьи-то еще деньги. Им нужен серьезный бизнес-партнер, с которым можно было бы выстраивать долговременное сотрудничество. А у российского бизнеса понимания того, какие возможности дает «Формула-1», нет. У нас вообще нет понимания, нужен в России автоспорт или нет.


— Тем не менее Гран-при России в 2014 году состоится. Ведь в Сочи строится трасса.


— А для чего мы собираемся проводить Гран-при в Сочи? Чтобы поставить галочку, потратив €400 млн? И это не постоянно действующий автодром. Там собственно гоночной трассы около 2 км. Остальное — территория Олимпийского парка. К тому же совсем недавно было непонятно, что там происходило. Я постоянно общаюсь и с Берни Экклстоуном (генеральный промоутер «Формулы-1».— “Ъ”), и c Херманом Тильке (авторизованный архитектор гоночных трасс.— “Ъ”), и в начале весны увидела их обеспокоенность.


— То есть наивный Экклстоун полагал, что все будет гладко?


— Ему такой проект представили — красота. К тому же для него провести Гран-при в России уже дело принципа. Просто слишком много суеты вокруг этого проекта в России — Берни начинает нервничать, не понимает, кого слушать. Слава богу, удалось встретиться с Дмитрием Николаевичем Козаком, он подтвердил, что там сложная ситуация, потому что пришли новые люди, потом новых людей заменяли на еще более новых. К тому же было непросто совместить работы по строительству трассы и возведению олимпийских объектов. Но дело сдвинулось. И я сейчас не сомневаюсь в том, что трасса, надеюсь, без каких-то сверхусилий будет готова в срок. Но дальше-то что?


— А что должно быть дальше?


— А для этого опять же надо понять, чего мы хотим. Дело же не в том, что я пытаюсь чего-то добиться для Петрова. Гонщик, в конце концов, лишь одна из составляющих автоспорта. Если мы хотим развивать его в России, нужно выстраивать вертикаль — пилот, команда, Гран-при. А у нас все это никак не совмещено. У нас Петров отдельно, Гран-при отдельно и где-то сбоку действительно построенная с нуля команда Marussia, для которой Николай Фоменко делает очень много, но в которой российского нет ничего, кроме лицензии.


И в итоге есть риск, что мы получим Корею. Я часто говорю, что на Гран-при Кореи пилоты знают своих болельщиков по именам. Не ходит там никто на гонки. И я уверена, что в будущем году никакого Гран-при Кореи не будет, пусть у них и есть семилетний контракт. Или получим Турцию, где на дебютную гонку люди пришли, но учитывая, что в стране нет культуры автоспорта и количество зрителей неуклонно уменьшается, приходится трибуны красивыми полотнами завешивать, чтобы с вертолета телевизионная картинка красивенькая получалась. А в Китае первое время привозили солдат и школьников для заполнения трибун, теперь решили, что дешевле нарисовать баннеры с головами и просто закрыть трибуны. И вот кто пойдет на гонку в Сочи? Надо как-то воспитывать у обычных болельщиков интерес к этому сложному спорту.


— Это довольно общие рассуждения. А все-таки почему у Петрова нет спонсоров?


— Они есть, СИБУР и «Вертолеты России». Вот я четыреста компаний обошла, две согласились. Это для понимания эффективности такого обхода потенциальных спонсоров. И оба спонсора, должна сказать, сотрудничеством довольны. Ну, скажем СИБУР, получив такую площадку, как «Формула-1», вышел на соглашения с французской нефтегазовой компанией Total. А «Вертолеты России» — это по большому счету вообще не спонсор Петрова. У них свои интересы в мире высоких технологий. Например, композитные материалы, производство которых в России несильно развито, а в «Формуле-1» это все умеют делать. И я не исключаю, что если Петров уйдет из гонок или сменит команду, то «Вертолеты» останутся с той же Caterham.


Что до остальных, тут все непросто. Зайдите на сайт «Газпром нефти», и вы найдете там упоминания о поддержке футбола, хоккея, но ни слова об автоспорте. А при этом компания поддерживает мировую серию Renault и команду G-Drive. Вообще у «Газпрома» очень красивая игра идет. Все мои письма Алексею Миллеру в итоге ложатся на стол главе «Газпром нефти», президенту ФК «Зенит» Александру Дюкову, который за один день отдал за двух футболистов €100 млн. А изыскать средства для поддержки российского гонщика в самой престижной серии компания не может. Позвольте, «Газпром нефть», по-моему, все же нефтепродукты производит, а не мячи. Автоспорт для продвижения такого товара — самая эффективная площадка. Точно так же письма в Сбербанк где-то в недрах компании и застревают. Их же маркетологи, пиарщики сначала говорят, что да, проект интересный, а потом — тишина. И становится понятно, что скажут им сверху дать денег — дадут, причем сколько велено. Не скажут — не дадут.


— Так обратитесь к государству. Опыт ведь есть.


— Да, нам помогли в свое время. Владимир Путин поспособствовал — и спонсоры нашлись. Но мы с самого начала сказали, что это стартап. Что через два года мы все будем делать сами. И давайте честно, у Петрова ведь получалось. Да, первый год ушел на ознакомление, но во втором сезоне уже был подиум. Но потом это неудачное интервью в Абу-Даби, в котором Виталий раскритиковал команду Renault, у которой действительно были проблемы — и аэродинамика не работала, и с системой охлаждения были сложности. Так что команда по ходу сезона-2011 решила сделать ставку на будущий год. Но Петрову нужны были результаты в 2011 году, он не мог ждать следующего сезона. Вот и не сдержался, высказал свое мнение.


Мне после того интервью сразу стало понятно, что нас попросят. В мире «Формулы-1» нельзя выносить сор из избы. Тем более после того, как в паддоке появился Кими Райкконен. А после того, как подтянули Ромена Грожана, за которым стояли и Renault, и Total, стало понятно, что пора с вещами на выход. Ведь за Петрова в тот момент никто из серьезного бизнеса не готов был выложить $20–25 млн, а Грожан принес больше $40 млн!


— А зачем государству оплачивать участие пилота в «Формуле-1» из средств налогоплательщиков?


— А олимпийцы у нас за чей счет готовятся? А те деньги, которые вкладываются в футбол, какую принесли отдачу на чемпионате Европы? Спорт, а кольцевые гонки — чрезвычайно дорогое занятие, везде поддерживается либо государством, либо крупным бизнесом. А к нам приходят люди и предлагают контракт на миллион. Рублей. Когда понимают, что речь идет о миллионах долларов, исчезают. А тем временем PDVSA (венесуэльская государственная нефтяная компания) платит за то, чтобы Пастор Мальдонадо выступал за Williams, $49 млн. А мексиканца Серхио Переса, который выступает за Sauber, поддерживает самый богатый человек в мире Карлос Слим. Я вот часто слышу, что Петров, дескать, rent-a-driver. А кто не rent-a-driver? Почему, например, Кими Райкконен, будучи чемпионом мира, взял и ушел из Ferrari в никуда? Не в последнюю очередь потому, что банк Santander только ради того, чтобы Фернандо Алонсо был номером один в Ferrari, заплатил финну. Потому что в руководстве Santander прекрасно понимают, что Алонсо — это инструмент для продвижения бизнеса банка. А в России, если Петров приехал 14-м, что для Caterham отличный результат, все нос воротят.

8 комментариев:

  1. Чота Оксанка не очень получилась на этом фоте

    ОтветитьУдалить
  2. Ответы
    1. Привет Кать! Фотограф на букву х, но далеко не хороший)))

      Удалить
  3. Очередной плак-плак Окси...А аппетиты у неё,я смотрю,как и её фейс всё увеличиваются в размерах.И да всем пофиг всем на эфодину в Рашке.У нас футбольный бум. з\п тренера сборной-рекордная, Зенит отжигает соря миллионами на трансферы и на больничные для ногогонял http://sport.rbc.ru/football/newsline/12/09/2012/361078.shtml
    Я просто ОФИГЕВАЮ от таких больничных!!! Мдя..."умом Россию не понять"(с)))))))))

    ОтветитьУдалить
  4. Ал. ну вот кому верить?
    Руководитель команды Mercedes Росс Браун вынужден был отвечать на вопросы журналистов, касательно слухов вокруг покрытого тайной будущего Михаэля Шумахера: «На сегодня наша позиция относительно контракта с Михаэлем не изменилась - мы хотим его продления, - сказал Браун. - Мы сейчас находимся на стадии переговоров и все силы направляем на то, чтобы на контракте появилась подпись Шумахера. Слухи в прессе - это только слухи, это естественный процесс, остановить который способно только наше официальное заявление, но его придется подождать».

    ОтветитьУдалить