воскресенье, 24 ноября 2013 г.

Елена Вяльбе: "Можем взять в Сочи четыре золота"

Елена ВЯЛЬБЕ. Фото - Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Президент Федерации лыжных гонок России и главный тренер сборной, 14-кратная чемпионка мира на прошлой неделе побывала в редакции "СЭ". Вне всяких сомнений, предстоящий сезон – самый важный в управленческой карьере Елены Вяльбе.

У ЛЕГКОВА НЕРВЫ НЕ КАНАТЫ
– Какие новости из команд?
– Я довольна тем, как идет подготовка. С нами на протяжении вот уже трех лет на каждом сборе присутствует научная группа Центра спортивной подготовки сборных команд, благодаря чему мы имеем, помимо тренерского анализа, разумеется, еще и абсолютно объективные данные, что собой представляет тот или иной спортсмен на данном этапе. За три года мы смогли накопить очень хорошую базу данных по каждому лыжнику. Так вот, динамика роста у команд хорошая и я могу констатировать, что здорово подтянулась женская команда.
К счастью, мы смогли обойтись без серьезных травм, если не считать истории с Александром Панжинским, заработавшим гайморит с отитом. Он сейчас в Сочи на реабилитации, и в ноябре – увы – мы в его исполнении ничего хорошего, скорее всего, не увидим. Он вынужден был пить антибиотики, а спортсмены после них восстанавливаются долго.
– Недавно состоялись соревнования в Тюмени. О чем они вам сказали?
– Все прошло хорошо, никаких неожиданностей не случилось. Я всегда, признаться, боюсь, когда на таких вот соревнованиях появляются суперзвезды. Есть группа людей, которые не первый год обыгрывает летом сборников, мы их всех хорошо знаем. Понимаем и то, насколько необъективными могут быть результаты лыжероллерных гонок. Ни ужаса, ни восхищения в Тюмени у меня не было, и это хорошо. Так и должно быть.
– Когда команды выйдут на первый снег?
– Сейчас они на восстанавливающем сборе в теплых странах. Сразу после него – на снег в Австрию. Затем, дистанционщики, мужчины и женщины, поедут в Финляндию. Спринтеры туда же, но через Якутию. Есть у нас еще дистанционная команда Эдуарда Михайлова, которая отправится в Хакасию, а после первых стартов мы определенных лыжников из этой группы подтянем к этапам Кубка мира.
Основной отбор на Олимпийские игры у нас будет проходить именно на этих соревнованиях, что абсолютно логично. Будут два-три российских старта, где можно набрать очки, но попасть напрямую с них на Игры нельзя. Мы не раз уже обжигались, беря с таких гонок победителей на чемпионаты мира и Олимпийские игры. Ожиданий они не оправдывали.
Суперформы ни у кого в ноябре быть не должно. "Ранние" спортсмены у нас есть, тот же Александр Легков. Будет ли ему проще отобраться в олимпийскую команду? Возможно. Хотя отборы будут и в декабре, и в январе. Шансы есть у всех. Даже у тех, кто готовится индивидуально. Как я люблю повторять, все в ногах спортсменов.
– Вы сами много раз готовились к Играм. В чем специфика?
– Нельзя себя зацикливать – Олимпиада, Олимпиада… Да, дух у этих соревнований значительно выше, но выступают на них те же самые спортсмены, что и на чемпионатах мира. Я на собрании призвала всех абстрагироваться от того, что они начали подготовку к олимпийскому сезону. Нельзя готовиться быстрее, чем нужно. Нельзя готовиться больше, чем нужно, а у нас такие спортсмены в недавнем прошлом были, и обожглись на этом. В частности, из-за этого мы не добились на чемпионате мира 2013 года всего, чего хотели.
Чего нужно избежать, так это дополнительных вопросов о Сочи. Я стараюсь ограждать команду от излишнего внимания СМИ, хотя в принципе мы открыты для всех. Спортсмены сначала люди, а потом уже спортсмены. И психика у каждого очень разная. Есть Никита Крюков, которого Боженька наградил устойчивой психикой. А есть всеми любимый Легков. От него давно уже ждут результата, и он его заслужил, потому что очень хорошо тренируется и от многого отказывается ради спорта. Саша изменился в последние годы, когда вступал в полемику со своими критиками в интернете, однако нервы у него по-прежнему не канаты.
ГРАМОТЫ НИКОМУ НЕ НУЖНЫ
– На что вы, собственно, рассчитываете на Олимпиаде?
– В официальном плане, который был утвержден еще до моего прихода в федерацию, стоят 2 золотые, 2 серебряные и 2 бронзовые награды. Мое мнение – мы можем взять 4 золотые.
– Ого.
– Вот именно. И для этого мы пытаемся отобрать команду, в которой каждый побежит не абы какую дистанцию, а профильную для себя. И если условный Иванов хорошо бежит классику, то я на классику его и буду рассматривать. Скажу одну жесткую вещь – хорошо участие в Олимпийских играх, но нам этого мало. Нас не устроят 15-е или даже 6-е места, за которые грамоты дают. У меня у самой таких грамот хватает. И они никому не нужны. Знаю, что спортсмены обижаются, когда я так говорю, но у нас сейчас хороший "материал". Даже лучший в мире. Наша задача – правильно подвести каждого к "его" гонке.
– Вы не задираете планку, говоря о 4 золотых медалях?
– Возможно, и задираю. Но я не требую от них ничего того, на что бы они сами не были способны. Они реально могут это сделать. Есть группа спортсменов, для которых Игры в Сочи могут стать последними в карьере, несмотря на то, что им всего по 30. "Подошла" молодежь, которая пригревает "стариков" – Белов, Седов, Устюгов. Тем уже на пятки наступают юниоры. И таким гонщикам, как Легков, Вылегжанин и другим надо хорошо задуматься, а будет ли у них еще один шанс выступить на Олимпиаде?
Я не хочу нагнетать обстановку и требовать от спортсменов побед. Они никому ничего не должны. Слишком хорошо помню, как из Олимпиады у нас делали непонятно что, привозя в команду депутатов и еще кого-то с напутствиями. Я на собраниях никого не напутствую. Я только желаю спортсменам удачи.
– Зато можете резко высказаться в прессе.
– Иногда могу пошуметь, да. Могу покритиковать Легкова или Панжинского, который застыл на лаврах после серебра в Ванкувере. Но это не значит, что я делаю это со злобой. Напротив, я их обоих люблю, как спортсменов.
– Какие у вас сейчас с Легковым отношения?
– У нас всегда были нормальные, рабочие отношения. Сейчас, возможно, общаемся чуть больше. Хотя недавно я давала интервью норвежцам, и повторила прошлогодние свои слова в "СЭ" о том, что по-прежнему не вижу его в эстафетной четверке. К сожалению для него, это так. Ему не стоит обижаться. На чемпионате мира он не смог доказать мне обратное, хотя сделал все, что смог. Понимаете, есть лыжники-эстафетчики, а Саша, к сожалению не на 100% такой лыжник.
Такие, как Нина Гаврылюк. FIS нас сейчас "придушил" с эстафетами – практически негде смотреть, как лыжники ведут себя в командных гонках. А вот в мое время мы выдавали по 8 эстафет за сезон. И с закрытыми глазами могли сказать – Гаврылюк бежит. В эстафетах лучше нее не было просто никого. Она всегда после гонки заболевала, у нее поднималась температура, но это происходило оттого, что человек отдавался весь. Команду Нина не подвела ни разу.
– Многие посчитали, что ставить на решающий этап эстафеты на чемпионате мира дебютанта Сергея Устюгова было не просто рискованно, а рискованно чересчур.
– Да это вообще была наша с Олегом Перевозчиковым авантюра! Мы, как два афериста: он предложил, я поддержала. Да, пацану очутиться в эстафете на дебютном первенстве мира было трудно, но он справился. Видно было поначалу, что переживал. Наверняка думал: "Может, я не смогу?" А потом, как в кино, знаете: "А чё это я не смогу?"
Устюгов блестяще свой этап провел! Возможно, мы даже переборщили с советами Серёге перед гонкой – держись того, смотри за этим. Он бы сам разобрался на дистанции! Да, первым бы не пришел – Нортуг пока лучше. Но человек сделал все, что мог. Был бы там Илья Черноусов, я не уверена, что у нас была бы бронза.
– А какие у нас вообще альтернативы среди финишеров?
– По большому счету, их две. Либо Устюгов, либо Никита Крюков, близок к ним Максим Вылегжанин. Но Никита 10-ку не "добежит", хотя с его здоровьем элементарно мог бы бежать "дистанцию".
– Вы сейчас абстрактно говорите или у вас был с Крюковым об этом разговор?
– Нет, на эту тему мы с ним никогда не говорили. По крайней мере, до Олимпиады. Там посмотрим. Вообще тяжелый вопрос вы задали. Это точно не будет Легков. И точно не Черноусов, который не попал в эстафету в Валь-ди-Фьемме потому что в прошлом сезоне я неоднократно наблюдала, как он финишировал раньше времени. У нас был с ним разговор на "Тур де Ски", и я ему сказала: "Илья, еще раз так сделаешь…" Но он продолжал делать, потому что такой финиш стал для него привычкой. Одного железного конькобежца, считаю, нам в команде не хватает. С классистами дела обстоят лучше.
– Вы имеете в виду Белова и Вылегжанина?
– В том числе. А ведь есть же еще Дмитрий Япаров, Станислав Волженцев, в отношении которого я уверена, что у него есть шанс в Сочи быть с медалью на "пятнашке". Тем более, это разделка, которая подходит Стасу по характеру – он сам такой, весь в себе. Волженцев был четвертым на чемпионате мира в Осло, то есть в шаге от медали.
– В составе сборной нет олимпийского чемпиона Евгения Дементьева, к которому вы всегда относились с симпатией. Это ваша боль?
– Дементьев в этом году ни по каким критериям в команду не проходил. Мы его звали туда два года назад, но он отказался. А на канатах в сборную мы еще никого не тянули. Он тренируется, готовится с тем же тренером. Общались с ним в Тюмени, куда он приезжал для участия в летнем первенстве. На вопрос – какие у него шансы на Сочи, я ответила ему то, что скажу и вам: закончился сезон, и для меня вы все равны, у тебя такой же шанс, как и у всех.
ЛИДЕРЫ НА "ТУР ДЕ СКИ" НЕ ЕДУТ
– У группы Легкова были совместные тренировки с Дарио Колоньей. Что вам об этом известно?
– Практически ничего. У меня сильно изменилось отношение к Колонье после прошлого сезона, но я бы не хотела распространяться на эту тему в прессе. Слышала, что до этого Легков с Черноусовым вроде тренировались с Нортугом.
– Знаете о том, что у Нортуга были проблемы со здоровьем?
– Ага, а Бьорген, по слухам, дважды оперировала сердце. Слушайте, я никому не верю. Абсолютно никому. Вокруг Бьорген подобного рода разговоры ходят каждый год, и это уже просто смешно. Я устала слышать, как она чуть ли не при смерти, а через неделю молотит на Кубке мира и привозит всем по полминуты.
– Реально вырастить новую Бьорген в России?
– Наши девчата будут на ее уровне. Не сегодня просто. Сказывается, что в женских лыжах есть три-четыре лидера, а за ними пропасть. Та же Юстина Ковальчик, молодчина, берет исключительно трудолюбием. Она, конечно, не идеальна в технике, но единственная, кто сегодня может составить норвежкам конкуренцию. Но, повторяю, и у нас девчонки сейчас совсем другие!
– За счет чего?
– Очень многое изменили две бронзы на чемпионате мира. У них даже взгляд после этого изменился. Поняли, что чего-то стоят. Они ведь и до этого не на печи лежали, многие пахали по-настоящему. А знаете как тяжело, когда с утра до ночи пашешь, а результата нет?
В какой-то степени сказывалось то, что у нас менялись тренеры. Николай Седов и Григорий Меньшенин – разные люди с разными подходами. Команде потребовалось время, чтобы понять: Меньшенин только с виду добрый. Сборная почувствовала веру в тренера. В спорте это очень важно.
– Что с Седовым-младшим, которому врачи запрещали выступать из-за больного сердца?
– Все в порядке, тренируется с сестрой Настей и отцом. Петя был на летнем первенстве, бежал одну гонку, и его 11-е место меня удовлетворило. Мы уверены, что Седов будет в команде, и будет в первых ее рядах.
– Уже понятно, как будут распределены лидеры по этапам олимпийского Кубка мира?
– Лидеры совершенно точно не поедут на "Тур де Ски". В Норвегии говорят, что русским плевать на "Тур", но это не так. Нам не плевать. У нас есть люди, которые туда поедут, отобравшись с российских стартов. Когда Бьорген пропускала этот турнир, никто не делал из этого трагедии. Совершенно уверена в том, что если кому-то из наших соперников будет невыгодно выступать в новогоднем турне, они и не будут выступать.
До многодневки все достаточно просто. Есть гонщики в красной группе – мужчины и женщины – им и выступать в Кубке мира. После Нового года все будет крайне индивидуально. Вплоть до того, что на Игры у нас предусмотрены разные заезды.
ЗВОНИТЕ НАМ ПОСЛЕ ИГР
– Какие новости от спринтеров Юрия Каминского?
– Они все до единого сбора провели на лыжах, что своего рода эксперимент. К счастью, все в порядке с лидерами: Крюковым и Алексеем Петуховым. Чуть с отставанием от них идет Панжинский, но это продолжается уже не первый сезон. Мы с Юрием Михайловичем беседовали насчет Саши еще пару лет назад, когда я предлагала в воспитательных целях оставить его вне сборной. Ну, молодой он был в Ванкувере, не справился со славой. Он талантливый, способный парень с большим будущим, но сломался под грузом ожиданий. Психика была не готова, а когда на следующий день перестало получаться так, как получалось раньше, не хватило характера, чтобы перетерпеть.
– Вам уже понятно, что будет с нашим зимним спортом после Олимпиады?
– Абсолютно уверена, что таких денег, как сейчас, нам никто не выделит. Что, в принципе, нормально. То, что происходит сейчас, превосходит всякие ожидания – Министерство спорта и Олимпийский комитет исполняют все наши "хотелки". Морально мы готовы к тому, чтобы жить скромнее. В конце концов, все мы люди и всегда чего-то будет не хватать. Даже сейчас можно пожаловаться, что у Нортуга четыре психолога, а у нас на всю команду один.
Будем готовиться к Олимпийским играм в Корее, придется больше бывать на Дальнем Востоке. Если останусь во главе федерации, буду только рада. Я же сама из Магадана.
– Кого из лыжников знает Путин?
– Не в курсе. Горнолыжников он знает, слышала, как он спрашивал Светлану Гладышеву, что нужно сделать, чтобы стать Боде Миллером. Светлана Алексеевна ответила: "Им нужно родиться", и была абсолютно права.
– Путин во время московского чемпионата мира по легкой атлетике звонил перед стартом спортсменам. Что вы об этом думаете, как главный тренер?
– Думаю, этого делать не стоит. Вы представить себе не можете, какой уровень стресса испытывает спортсмен во время Игр. Так что звоните нам после Игр…
Сергей БУТОВ10.10.2013 13:00

6 комментариев:

  1. Вяльбе их заставит! Даже если незахочут!

    ОтветитьУдалить
  2. пусть хотя бы 2 золота берут...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я пра четыре то и непнял чё она имет введу???

      Удалить
    2. Ага, шутит.. какта Сане Лёкому яйцы тверью счемит...☺☻

      Удалить