четверг, 11 августа 2011 г.

Закат Европы: продолжение к "хунте либералистов"



Похоже, в связи со взрывом норвежского парламента и последующим расстрелом на Утойе название книги Освальда Шпенглера будут припоминать еще часто. Ведь на этот раз в качестве террориста, если угодно антигероя, выступил не карикатурный недалекий мусульманин, который позавчера еще пас коз на своей исторической родине. Нет, двойной теракт устроил свой, этнический норвежец, человек с высшим образованием, неплохой заработной платой и устоявшимися взглядами. И взгляды эти, кстати, для Старого Света угроза пострашнее исламского радикализма.

Показательно, что такой ужасный случай произошел в тихой Норвегии, где в год происходит порядка 20 убийств, в тюрьмах сидят от силы тысячи три человек, да и вообще царит восстановительное правосудие — стороны сперва пытаются уладить конфликт мирным способом, и уж потом в дело вмешивается суд. Полиции практически не видно, король и министры ездят в общественном транспорте, средняя зарплата колеблется на уровне 4 тысяч евро, а уровень социальных пособий — один из самых высоких в мире. Казалось бы — рай для всех слоев населения, независимо от того, мигрант ты или нет. Но, как выяснилось, существовали (и существуют) группировки, которых такой расклад не устраивает. Не устраивали Брейвика стоящие у власти в Норвегии леваки — по мнению стрелка, "продажные марксисты" отдали Европу без боя мусульманам. В принципе, достаточно посмотреть интервью с выжившими, чтобы понять, что разница между мусульманами и леваками не так уж и велика: если Брейвик явно выглядит как уроженец Норвегии, то жертвы трагедии в некоторых случаях выглядят как пакистанцы, арабы, марокканцы, короче как угодно, только не как местные жители.





 

Понятно, что не очень этично рассуждать о цвете кожи или национальности погибших, но факт остается фактом — застреленная на Утойе под манселловскую композицию Lux Aeterna молодежь умерла в равной степени как за свои убеждения, так и за происхождение. Несмотря на то, что они выучили язык и интегрировались в норвежский социум, они все равно не смогли стать своими для таких, как Брейвик. Для "таких как" — это для новых националистов, идеология которых все больше и больше крепнет. Этот национализм всецело на стороне Израиля и евреев, как самого непримиримого врага ислама. Этот национализм отстаивает права, к которым пришел Старые Свет в процессе цивилизационного развития — на свободный брак, на гомосексуализм, на эвтаназию. При этом "новый национализм", в отличие от левых, полностью признает и пропагандирует старые европейские традиции: масонство, рыцарство, права местных общин. Главный враг для представителей этого течения — ислам, который, по их мнению, стремится разрушить европейскую цивилизацию и насадить самые дикие, варварские "традиции". 

И в борьбе с ним современные "крестоносцы", к числу которых явно причисляет себя Брейвик, чихать хотели на такие общеевропейские ценности, как мультикультурализм и толерантность. Главное для них — повторить деяния Карла Мартелла и Реконкисты — то есть изгнать ислам с континента. И тут уже все средства хороши. Кстати, манифест на 1500 страниц, оставленный убийцей, производит двоякое впечатление — с одной стороны, Брейвик, конечно фанатик, с другой — явно не сумасшедший. Текст связный, написан с изрядной долей графоманства, но при этом логика прослеживается, а главное — очень убедительно. Как знать, скольких европейцев он наставит на путь норвежца. Депутата европарламента Марио Боргезио из правой итальянской "Лиги Севера" текст, к примеру, вдохновил. Чиновник, конечно, осудил действия стрелка, но высказался потом в том смысле, что многие положения манифеста крайней правильные и своевременные. И таких высказываний еще будет много.
 

Тем более, что ситуация-то к подобному располагает. Левацкие и центристские правительства в Старом Свете сейчас терпят фиаско — они не смогли угодить ни социалистам, ни националистам. Последние сейчас в Европе вообще в почете — хоть об этом и не принято говорить. Многие страны смотрят на ультраправые партии, как на спасителей – в равной степени как от кризиса, так и от наплыва мигрантов. Достаточно посмотреть на успехи этих движений — "Национальный фронт" Марин ле Пен, 

"Истинные финны" Тимо Сойни ныне уверенно занимают вторые-третьи места. Социализм, как политический тренд для высоколобых интеллектуалов себя исчерпал — в моде совсем другие лозунги и требования. Найти европейца, который доволен политикой своих собственных властей еще можно, но найти европейца, поддерживающего политику ЕС — задача уже практически невыполнимая. За примерами далеко ходить не надо — позавчера на Брюссель из Мадрида выдвинулся пеший марш несогласных, участники которого планируют дойти до бельгийской столицы в середине октября. И дойдут, скорее всего, делать-то им больше нечего: все участники марша — безработные. Их, кстати, в Испании сейчас насчитывается 25 процентов, а среди молодежи Пиренейского полуострова без дела сидит чуть меньше половины.
 

Скажем прямо, объединение Европы дальше "евро" не пошло и до последнего момента администрация ЕС предпочитала это просто-напросто не замечать. Но даже самым отъявленным пофигистам понятно, что ситуация, когда стабильность целого региона зависит от наименее стабильных его членов, не может долго продолжаться. Германия, Франция и другие финансовые локомотивы Евросоюза уже достаточно откровенно намекают: мы устали кормить слабых, у нас у самих проблем хватает, да и опять же выборы на носу. Что придет на смену общеевропейской идеологии? Если только национализм, более или менее просвещенный, но альтернатив, если честно, нет.

 

Был такой фильм, норвежский кстати — "Неуместный человек". Там один гражданин после смерти попадал в такой "рай по-скандинавски" — работа прекрасная, начальник и коллеги душки, девушки легкодоступны, а книги на полочках стоят по размеру. 

Но потом умерший гражданин начинал от всего этого уставать по той причине, что если ты не испытываешь эмоций, то ты как бы и не живешь, а если у тебя все и так хорошо — то зачем тебе испытывать лишние эмоции. Достаточно большое количество европейцев, особенно скандинавов, живут как раз в таком полусне. Но человеческое мышление так устроено, что рано или поздно начинает искать некой активности, ну или, хотя бы, ее видимости. А национализм, в особенности в современной его интерпретации, — это достаточно яркая и привлекательная идея, которая вполне может прервать сон европейского разума. Стать надеждой и светочем для миллионов, на какое-то время позволить забыть об экономических неурядицах и решить социальные проблемы. Не стоит только забывать исторические примеры, которые явно показывают: кого именно рождает сон разума, согласно известной максиме.


 

Борис Савенков

4 комментария:

  1. национализм есть неосознанный ответ(ибо европусы все тупые) на тот факт, что абсолютное большинство пришлого контингента представляют собой выходцы из кочевых социумов. что делали кочевники на протяжении всей своей истории: благополучно выжирали-вытаптывали все живое вокруг себя и ОТКОЧЕВЫВАЛИ на новые пастбища, убивали местных и благополучно выжирали-вытаптывали все живое вокруг себя!
    цикл замкнулся! Старушка Европа очередное пастбище для этой саранчи!

    ОтветитьУдалить
  2. к предыдущему комменту: циклы пожирания- вытаптывания продолжались тысячелетия и непонятно с какого перепугу фенотип кочевника должен измениться при попадании на европейскую территорию???

    ОтветитьУдалить
  3. Брейвик на кеглю похож! может брат какой или двоюродный?)))

    ОтветитьУдалить
  4. На сытую кеглю. Я воопще удивляюсь когда по тв показывают этих восторженных евроидиотов! я так и думал что нормальные то там на работе. Норги, ха , воот дождутся немцы очнутся!!!

    ОтветитьУдалить