понедельник, 7 мая 2012 г.

Потомственные табаководы сегодня


Потомственные табаководы Американский фотограф Дэвид Спир (David M. Spear) потратил 5 лет на наблюдения за жизнью семьи Нойгентов, которые являлись потомственными табаководами и в одночасье разорились. За это время ему удалось сделать более 10 тысяч снимков.



Шерман Смит, сосед семейства и лучший друг Гарольда «Черепахи» Нойгента. Гарольд и Шерман были известными в округе драчунами; одна из потасовок в местном баре закончилась для Черепахи переломом челюсти, несмотря на это, он остался верен своему принципу — никогда не обращаться к врачам. В возрасте 20 лет Гарольд застрелился, оставив сиротой годовалого сына Джейкоба.
Потомственные табаководы
Ли Нойгент в детстве перенес черепно-мозговую травму, которая сделала его инвалидом. Он редко разговаривал с матерью и братьями, предпочитая им общество домашних животных. Дэвид Спир называет его самым интеллигентным из Нойгентов.
Потомственные табаководы
Мэми Нойгент — мать семи детей, старейшина рода Нойгентов. Ее отец и дед были испольщиками, то есть арендовали участок у более состоятельных фермеров, расплачиваясь с ними частью урожая. После Второй мировой, когда архаичное сельское хозяйство южных штатов переживало модернизацию, семья разорилась.
Потомственные табаководы
Потомственные табаководы
В школе Гарольда Нойгента сразу зачислили в класс для особо одаренных детей, но мать забрала его оттуда — в хозяйстве был нужен помощник. После его смерти Шерман Смит (на фото) замкнулся в себе.
Потомственные табаководы
Несмотря на его инвалидность, хозяйство на ферме держалось в основном на Ли: он ухаживал за коровами, колол дрова и выполнял прочую тяжелую работу.
Потомственные табаководы
Ли Нойгент возвращается в дом из душевой. В семье считалось, что он умеет предсказывать дождь.
Потомственные табаководы
Ли смотрит, как мать работает в поле. Дэвид Спир возил его на аэродром в Гринсборо — и это был единственный случай, когда Ли покинул семейную ферму. Увидев самолет, он сказал: «Ого, эта хуевина летает!»
Потомственные табаководы
День рождения Мэми. Ей исполнилось 82 года. Слева направо: Ли, Гарольд и Мэми Нойгенты. Когда сыновья подарили Мэми стиральную машину, она отказалась использовать новинку по назначению и стала хранить в ней уголь.
Потомственные табаководы
Ли Нойгент. В сентябре 2011 года он умер от рака.
Потомственные табаководы
Вудро Нойгент страдал хроническим алкоголизмом. После того как его бросила жена Рэйчел, напиваясь, Вудро стал подолгу плакать.
Потомственные табаководы
Вудро со змеей, пойманной недалеко от дома. Своим прозвищем — Енот — он был обязан пронзительному взгляду, которым отличался в младенчестве. В 1995 году он умер от сердечного приступа. еще один из братьев Нойгентов (на мотоцикле) до сих пор отзывается на прозвище Лягушка — в детстве у него была своеобразная манера прыгать.

1 комментарий: