вторник, 16 августа 2011 г.

Лондон - Москва опасные параллели



Лондон, Бирмингем, Бристоль, Ливерпуль, Манчестер, Ноттингем... По списку городов, пострадавших за минувшую неделю от погромов, можно изучать карту Великобритании.


Распахнув двери для мигрантов, британцы сами загнали себя в ловушку: создали благодатную питательную среду для социальных волнений, погромов и мародерства. Может ли Россия наступить на эти грабли? Может — если государство не обуздает миграционные потоки, выходящие за рамки всякой экономической целесообразности. И если не поставит бизнес перед фактом: дармовая мигрантская рабсила — это мина, заложенная под экономику и безопасность страны.


Патентованный мигрант

Первая в группе риска — Москва, где оседает львиная доля «неместных». Сколько? Вопрос на засыпку. Хотя есть официальная информация. По данным управления Федеральной миграционной службы (УФМС) по городу Москве на 30 июня 2011 года, в столице в этот день находилось 387 тысяч иностранцев: с начала года на учет поставлено 700 тысяч, но многие уехали. Правда, уезжают гости, как правило, зимой, пересидеть морозы. Это во-первых. А во-вторых, ни один столичный житель не поверит этим цифрам.

По информации того же УФМС по Москве, в 2010 году каждый десятый мигрант находился в столице незаконно. Но и здесь речь идет лишь о тех, кого отловили (кстати, выдворили в прошлом году всего 9972 нелегала; за пять месяцев 2011 года — 2314 человек).



По самым скромным экспертным оценкам, совокупная численность этнических диаспор в столице уже превысила 15 процентов всех жителей столицы, достигнув двухмиллионной отметки.

Впрочем, будем оперировать официальными данными. Так вот, в прошлом году на миграционный учет поставлено 1 840 446 иностранных граждан (в 2009 году — 1 778 280). При этом оформлено 19 185 патентов и выдано 258 453 разрешения на работу. Что делают в столице остальные миллион с лишним мигрантов (подчеркнем — легальных), неясно. Зато известно, что, по данным главного следственного управления СК по Москве, в первом полугодии 2011 года каждое седьмое убийство и почти половина изнасилований в столице совершены иностранными гражданами, в большинстве случаев находящимися на территории столицы нелегально...


С разрешением на работу — отдельная история. В кризисном 2009-м столичные власти решили проявить благоразумие и поужались в аппетитах: разрешений на работу было выдано всего 339 884. Тенденция сохранилась и в 2010-м. Вряд ли эта цифра увеличится и в этом году — за первые пять месяцев право на труд предоставлено 90 711 иностранцам. Но на свет появился новый вид трудоустройства, абсолютно неконтролируемый, но сулящий неплохой доход не только работодателям, но и столичным властям.

С прошлого года законно находящиеся в России мигранты могут купить патент — право работать у физического лица. Стоит такая бумага недешево: тысячу рублей в месяц (в ЕС, между прочим, деньги взимают с нанимателя, который сорок раз подумает, нужен ли ему мигрант). Так вот, начиналось все скромно: за весь 2010 год патентов было оформлено в два раза меньше, чем только за первое полугодие 2011-го — уже более 40 тысяч. Как рапортуют в УФМС, это позволило внести в бюджет города более 150 миллионов рублей. То есть столичным властям мигрантский приток выгоден.

Не прогадают и работодатели. Юридическое лицо еще можно как-то проконтролировать, а физическое же вообще не ухватишь: проверяльщиков не хватит.

Тоттенхэм-на-Москве-реке

Автору этих строк довелось лично наблюдать сцену в банке, где группа южных граждан (человек двенадцать) проплачивала патент. Позже кассирша по секрету сообщила, что адрес у всех был указан один и тот же.
Фактическое отсутствие жилья и прочие неудобства и поборы, с которыми они непременно столкнутся в Москве, — уже не только их проблема. Это палка о двух концах, один из которых непременно ударит по нам всем. И вот почему.

Позиция «не нравится, пусть уезжают» не проходит. Сами они никуда не уедут, потому что некуда: на родине работы нет и не предвидится. Москва, как признался мне один из гостей столицы, — единственное место, где можно найти какую-никакую работу. «Почему российские власти не развивают другие города? Вот был я в Перми — уехал. Работы нет», — философствовал собеседник. Так что для столицы это своего рода приговор.

Не секрет и то, что к перспективам столичной жизни мигранты стали относиться серьезнее: все большая их часть стремится закрепиться здесь основательно. Семьи свои перетаскивают, женятся на землячках здесь. И рожают детей.

По информации правительства Москвы, с 1989 по 2009 год в 35 раз возросла численность китайцев, в 14 — вьетнамцев, в 12 — таджиков, в 5 — молдаван и азербайджанцев, в 2,8 — армян и грузин, в 2,7 — арабов, в 2,3 — корейцев. Речь в этом случае идет уже не о временных трудовых мигрантах, а о постоянном населении. Уже в ближайшие два-три года Москва столкнется с проблемой строительства новых «с национальным уклоном» школ и детских садов, необходимостью выплаты пособий. Если не остановить импорт дармовой рабсилы, государству придется взвалить на себя всю полноту ответственности за этих новоявленных россиян, обеспечив их всеми правами и социальными гарантиями. А если нет? Укоренившиеся здесь мигранты уже начинают самоорганизовываться. И такой бунт для многонациональной России может оказаться фатальным.

Елена Петрова


Национальная география
 
Согласно статистике ФМС в Москве оседает четвертая часть всех въезжающих в Россию мигрантов, что составляет от полутора до двух миллионов человек. При этом только треть из них официально учатся или работают. Остальные трудятся нелегально или вообще ничем не заняты. Больше всего мигрантов в Москву прибыли из Таджикистана (19 процентов) и Узбекистана (18 процентов). На третьем месте — Украина, затем Молдавия, Киргизия и Турция. Довольно значительными диаспорами (более 1000 человек) представлены Великобритания, США, Германия, Франция, Италия, Япония, но от этих «понаехавших» особых неприятностей ожидать вряд ли стоит.
Данные столичных властей подтверждают общее представление о занятости мигрантов в Москве: большинство из них выполняют низкоквалифицированную работу за небольшую зарплату. Мигранты селятся в основном на окраинах в съемных квартирах. По данным риелторов, в столице сейчас сдается более 150 тысяч квартир. Примерно 60 процентов из них снимают иностранцы. Большинство приехали в Москву не самостоятельно, а к родственникам и знакомым. Поселиться стараются поближе, в результате чего в Москве стали формироваться национальные общины.

Армяне селятся в районах, прилегающих к Ленинскому, Ленинградскому, Кутузовскому проспектам, а также к Дмитровскому шоссе, где их доля в общем числе населения составляет от 2 до 3,5 процента. Предпочитают вести дела в крупных торговых центрах, ювелирных магазинах, обувных мастерских, ателье и металлоремонте. Специализируются также на торговле меховыми изделиями. Традиционно армяне занимаются мелким ремонтом автомобилей.

Больше всего
азербайджанцев в Куркине и Бусинове, где их доля достигает 8—10 процентов. Сферой интересов диаспоры остаются шашлычные, рестораны, кафе, а также оптовая торговля фруктами и овощами. Впрочем, часть приезжих из Азербайджана делает карьеру в области транспорта и дорожно-ремонтных работ.

Грузины заняты мелким бизнесом и рыночной торговлей. Большое количество грузин отмечено в сфере автосервиса и в лотерейном бизнесе. Наиболее компактные районы проживания — Юго-Западный округ, в частности Солнцево. В последнее время грузины активно осваивают московский рынок столярных изделий.

Китайцы. 88 процентов московских китайцев живут в общежитиях и гостиницах. Районами компактного проживания считаются Измайлово, Марьино, Ясенево, Крылатское, Очаково. Около 40 процентов китайцев торгуют на рынках, 15—20 процентов работают в сфере услуг (в центрах традиционной китайской медицины и косметологии), в гостиницах и национальных ресторанах.

Большинство
вьетнамцев заняты в сфере торговли на так называемых вьетнамских рынках. Целый ряд столичных рынков, облюбованных вьетнамцами, — Коптевский, Дмитровский, на Шмитовском проезде и Сущевском Валу, — в правоохранительных органах называют Красной рекой. Диаспора преимущественно представлена мигрантами, приехавшими в 80-е годы для работы в СССР в основном в текстильной промышленности.

Афганцы расселены по всей столице, но основная масса проживает в районе Зюзино. Заняты, как правило, в рыночной торговле и мелком бизнесе. В общину входят бывшие представители партийных структур и органов власти, командного состава афганской армии и правоохранительных органов, деятели культуры. Сегодня наметилась тенденция к освоению выходцами из Афганистана рынка торговли специями и традиционными изделиями ручной работы.

Григорий Санин


Еженедельник "Итоги", №33 (792) от 15.08.11



http://www.itogi.ru/vokrug/2011/33/168403.html

2 комментария:

  1. Познавательная статейка. Только я это уже знаю. Забыл таджиков и узбеков.

    ОтветитьУдалить
  2. эт ты замудрил со сцылкой, не сразу ипаймешь куда жать!)))

    ОтветитьУдалить