воскресенье, 25 сентября 2011 г.

Долг страшный и ужасный


Никто не думал, что европейский долговой кризис и проблемы, связанные с государственными долгами в США могут подорвать основы экономического доверия. Но именно это и произошло.
Более того, разочарованные потребители и инвесторы, потеряв доверие, делают этот процесс самоисполняющимся пророчеством: сбываются их худшие опасения относительно охлаждения экономики. Падение индексов потребительского доверия в Европе и Северной Америке указывает на то, что разрушительный процесс уже запущен. Теперь у нас доступ к ежедневным обновлениям индекса экономического доверия Gallup Index в США, который позволяет проследить изменение доверия во времени. За период с первой недели июля и до первой недели августа - как раз когда американские политики всех так напугали тем, что не смогут прийти к соглашению по лимиту государственного долга и навлекут на Штаты технический дефолт - значение Gallup Index резко ухудшилось. Тема возможного дефолта всплывала в новостях каждый день. Но вот наступило второе августа, дефолта не произошло, но три дня спустя, в пятницу, агентство Standard & Poor’s понизило рейтинг по долгосрочным американским облигациям с ААА до АА+. В понедельник индекс S&P 500 рухнул почти на 7%. По вине политиков страна оказалась в унизительном преддефолтном положении, что, очевидно, поставило ее на одну ступень с европейскими государствами, которые на самом деле едва балансируют на грани дефолта. Европейская тема превратилась в американскую. На таких темах и происходит смета общественных настроений. Вероятность дефолта в США затронула множество важных струн: чувство гордости американцев, боязнь потерять мировое господство и страх перед политической анархией.
На самом деле, эта тема по своему резонансу и накалу обошла даже кульминационный момент финансового кризиса - крах Lehman Brothers в 2008 году. В июле 2011 года индекс Gallup упал глубже, чем в 2008 году, хотя его значение еще не вернулось к тем, кризисным минимумам. Большинство индексов экономического доверия составляются на основе опросов, когда респондентов просят оценить состояние экономики сегодня и в ближайшем будущем. Джордж Галлап, отец-основатель многих методов исследования, автор опроса Gallup, создал этот индекс в 1938 году, в конце Великой Депрессии. Тогда он спрашивал американцев: "Как вы думаете, через шесть месяцев дела пойдут на лад, или ухудшатся"? Он анализировал полученные ответы и получал оценки "общественного оптимизма" и "нематериальное восприятие, которое является ключевым элементом, определяющим еженедельные колебания деловой активности". Однако, очень маловероятно, что существенные изменения доверия (того доверия, которое влияет на желание потребителей и компании тратить деньги или инвестировать), основаны на ожиданиях, ограниченных такими узкими временными рамками. Тогда, спустя девять лет с начала Великой Депрессии, Америка была охвачена чувством абсолютной безысходности, уверенности в том, что высокая безработица никогда не кончится. Такие настроения сдерживали потребление и инвестиции гораздо больше, чем все прогнозы относительно того, что будет через шесть месяцев, вместе взятые. В конце концов, желание потребителей тратить в первую очередь определяется их обстоятельствами, а не тем, улучшится ли деловой климат в стране в ближайшее время. Точно также, готовность компаний расширять штат и свою деятельность зависит от их долгосрочных ожиданий.
Исследование потребительских настроений, разработанное Джорджем Катона из Университета Мичигана в начале 1950-х, сегодня известное как исследование Thomson-Reuters Университета Мичигана, включало в себя потрясающий вопрос об относительно отдаленном будущем - пять лет, - о том, какие, по мнению респондентов, опасности подстерегают нас в этом временном интервале: "Если заглянуть вперед, что, на ваш взгляд, более вероятно: что в ближайшие пять лет страна, в целом, будет процветать, или что нас ждут периоды массовой безработицы и депрессии, или что-то иное"? На этом вопросе обычно не акцентируют внимание, но именно он дает информацию, которую мы хотим знать: какие тревоги и опасения могут повлиять на желание потребителя тратить деньги в долгосрочной перспективе. Ответ на этот вопрос может помочь нам составить более точный прогноз на будущее. В период с июля по август этого года большая часть респондентов дала на него самый мрачный ответ, основанный на нем индекс оптимизма упал к минимальным значениями, установленным в период великой рецессии 1980-х, спровоцированной нефтяным кризисом. В 2000 году, на самом пике спекулятивного пузыря на фондовом рынке, его значение держалось на историческом максимуме 135. В мае 2011 года он упал к 88. К сентябрю, всего четыре месяца спустя он уже опустился к 48. Это самое стремительное падение среди всех индексов потребительского доверия. Снижение началось еще в благополучные времена, когда мы начали чувствовать приближение конца "долговой лихорадки", что, в конечном счете, усугубило ситуацию.
Время проведения и сущность результатов этих потребительских исследований говорят о том, что наш фундаментальный прогноз по экономике, на уровне среднестатистического обывателя, тесно связан с темой чрезмерных долгов, потерей ответственности на личном и государственном уровнях, а также ощущение того, что ситуация вышла из-под контроля. Такая утрата доверия может длиться долгие годы. Следовательно, экономический прогноз, основанный на традиционных статистических моделях, не заслуживает полного доверия, поскольку на ситуацию влияет нечто такое, что не учитывается в таких моделях: нашу способность заменить одну историю - драму о бесконтрольных долгах - на сказку со счастливым концом.
Роберт Шиллер, профессор экономики в Йельском университете.
Источник: Forexpf.Ru - Новости рынка Forex

3 комментария: