воскресенье, 8 апреля 2012 г.

Paris-Roubaix-2012: превью


Вспомните, когда вы впервые услышали о гонке Париж-Рубэ, вспомните, как впервые посмотрели трансляцию от начала до конца, прильнув к экрану, не в силах оторваться от происходящего, восхищаясь силой, мужеством, выдержкой, стойкостью велогонщиков. Вспомнили? Не имеет значения, когда это произошло – десять лет, пять лет, год назад, но, скорее всего, можно с полным правом утверждать, что знакомство с этим Монументом велоспорта не оставило вас равнодушным, что эта гонка стоит особняком в списке ваших предпочтений, и что на воскресенье 8 апреля у вас вполне очевидные планы. Иначе просто быть не может: вы либо едете эту гонку, либо так или иначе следите за ходом событий. 
   Париж-Рубэ часто сравнивают с Туром Фландрии, и две эти гонки в календаре идут рука об руку, но они вовсе не идентичны, и каждая из них прекрасна и ужасна по-своему. Однако именно Париж-Рубэ считается самой сложной классикой, иначе откуда тогда ее второе название – Северный ад? К тому же французская гонка старше своей бельгийской соседки и более консервативна. Последний аргумент на этот раз имеет особый вес, ведь маршрут Тура Фландрии претерпел неоднозначные изменения, которыми далеко не все довольны и которые как раз попрали многолетние традиции, в то время как организаторам Париж-Рубэ удалось спасти свой самый знаковый участок маршрута – Аренбергский лес, хотя он также был под угрозой исключения. И можно без преувеличений сказать, что Париж-Рубэ – это единственный на сегодняшний день осколок того велоспорта, каким он был век назад, о котором мы с таким интересом читаем и даже иногда грустим. Дороги Северного ада как будто уводят нас в прошлое, приоткрывают завесу десятилетий, и перед нами предстает суть того самого, классического, истинного велоспорта, - выживание. Именно так – в воскресенье мы несколько часов подряд будем наблюдать, как современные гонщики в яркой велоформе, на новейших велосипедах, экипированные по последнему слову техники, именно выживают – как это было с их предшественниками 116 лет назад, когда Париж-Рубэ была проведена в первый раз. Через несколько дней нас ждет юбилейная, 110-я великая классика.
   Когда берешься рассказывать о подобных соревнованиях, рискуешь без конца повторяться, потому что за долгую историю существования этой гонки о Париж-Рубэ были написаны миллиарды слов, тысячи статей. Париж-Рубэ неизменно вдохновляет журналистов, писателей и исследователей, и в предыдущие годы на VeloLIVE также было много написано на эту тему. Не поленитесь и перечитайте замечательные статьи 2010 и 2011 годов, чтобы к воскресному старту быть во всеоружии. Ну а в данном превью все-таки будет сделана попытка охватить ранее неохваченное, немного более пристально присмотреться к Северному аду и традициям этой гонки.
   Разумеется, главные герои любой гонки – это гонщики, они-то и создают историческую летопись – своими победами и поражениями, потом и кровью, своими эмоциями и воспоминаниями. Ни один специалист-теоретик никогда не расскажет о Париж-Рубэ лучше, чем гонщик, хотя бы однажды проехавший Северный ад от начала до конца. Однако эта гонка не зря окутана мифологическим ореолом, и такой особенной, такой легендарной ее делают в том числе и сопутствующие атрибуты, которые также являются единственными в своем роде. Только эта гонка обладает своим собственным мрачноватым характером, только на Париж-Рубэ мы можем увидеть участок в Аренбергском лесу, только эта гонка финиширует на старом велодроме, и только на том велодроме есть совершенно уникальные душевые кабины, которыми гонщики пользуются до сих пор.

   Франко Баллерини, выигравший Париж-Рубэ в 1998 году сказал однажды, что дорога через Аренбергский лес (Trouée d‘Arenberg) должна использоваться только в один-единственный день, только в одной гонке. Действительно, если бы эта брусчатка сплошь и рядом мелькала на всех французских классиках, значимость и очарование Аренбергского леса, возможно, растаяли бы как дым. Но сам факт того, что этот труднопроходимый участок охраняют и лелеют ради одного дня в году, говорит о многом. Это ключевой участок на маршруте Париж-Рубэ, самый сложный и коварный, самый зрелищный и опасный.
   На рубеже XIX-XX веков север Франции был мрачным промышленным регионом, и путь к Рубэ пролегал отнюдь не по живописной местности. Кто-то сказал, что этим дорогам, городкам и лесам как будто не хватало солнца, дым из труб шахт и заводов заслонял небо, и жизнь здесь была не так далека от понятия «кромешный ад». После Первой мировой войны эти земли были разорены и опустошены, казалось, каждый клочок земли подвергся бомбардировкам. Вторая мировая война снова нанесла удар по возрождавшемуся северу, но, по сути, как раз это позволило сохраниться мощеным участкам дорог, так как прогресс и модернизация просто не успели добраться до этих мест. Но в послевоенное время на смену брусчатке повсеместно пришел асфальт, и гонка Париж-Рубэ год за годом теряла свою уникальность.
Шахта на окраине Аренбергского леса
   Когда появились телетрансляции, некоторые мэры стремились во что бы то ни стало показать свои городки в лучшем виде, чтобы не ударить в грязь лицом перед остальной Францией, и активно асфальтировали дороги. С позиции сегодняшнего дня такие действия выглядят едва ли не вандализмом, хотя, разумеется, в тяжелые времена жителям севера было не до велогоночных традиций. Однако уже тогда были те, кто хотел максимально сохранить дух Париж-Рубэ, те, кто искал мощеные участки, одним из которых как раз стала Аренбергская просека. Ее предложил организаторам бывший гонщик Жан Стаблинский, который родился в этом регионе, отлично знал сельские дороги и работал на шахте Wallers-Arenberg у южного края Аренбергского леса. «Мало кто знает, что прямо под просекой проходили подземные пути. Но я был единственным, кто поднимался наверх и ехал по брусчатке Аренберга», - рассказывал Стаблинский. Его инициатива помогла спасти Париж-Рубэ и сделать эту гонку такой, какой мы ее знаем сейчас. Впервые гонщики проехали через Аренберский лес в 1968 году.
Trouée d‘Arenberg
   Когда пелотон приближается к Аренбергу, гонщики еще слишком свежие, гонка еще не вымотала их, к тому же предыдущая секция брусчатки была довольно давно, и они полны азарта. И поэтому они врываются на узкую дорогу так, как будто их ждет массовый спринт. Фавориты едут под прикрытием своих грегари, и в борьбе за позицию скорость очень высока, она доходит до 70 км/ч на въезде в лес, и в этом состоит главная опасность, ибо брусчатка не терпит такого «наскока» и быстро расставляет всех по своим местам. Казалось бы, протяженность этого участка пути меньше 2,5 км, и до финиша еще так далеко, но как много значения придается этой дороге через лес! Она способна поставить крест не только на данной конкретной гонке, но и на здоровье или карьере спортсмена, и она же может вписать его имя в историю. Для зрителей прохождение этого участка – незабываемое зрелище, но для гонщиков это настоящее испытание, и чтобы пройти его без потерь, мало сильных ног и сильной команды, - здесь необходимы умение ездить по брусчатке – и удача. К тому же состояние брусчатки в лесу меняется с каждым годом, и нужно уметь очень тонко чувствовать эти различия и подстраиваться под них, не говоря уже о том, что погода также вносит свои куда более существенные коррективы. И если раньше гонщики могли съехать с брусчатки и воспользоваться колеями по бокам дороги, то теперь защитные ограждения вынуждают их ехать прямо по камням, без всяких поблажек. «Этот участок требует, чтобы ты отдал ему всего себя. Вот почему он мне так нравится», - говорит Магнус Бекстед, победитель Париж-Рубэ-2004.
Trouée d‘Arenberg
   Трудность Аренберга заключается и в том, что там практически невозможно получить техническую помощь в случае прокола или поломки. Некоторые фавориты стараются сохранить рядом с собой хотя бы одного товарища по команде, чтобы тот, в случае чего, мог отдать свое колесо, однако часто прокол на этой стадии гонки означает поражение, даже притом, что до финиша еще довольно далеко. Да, после Аренберга гонщиков ждут 16 км асфальтированной дороги, но если впереди окажутся сильные команды, а позади – кто-то из претендентов на победу, можно быть уверенными, что первая группа всеми силами будет стараться нарастить преимущество и не дать отставшим догнать себя.
   Еще один интересный момент: приезжать с разведкой в Аренберг или нет? Тот же Магнус Бекстед, который мог бы получить докторскую степень по прохождению этого участка, проповедовал всестороннюю подготовку: он каждый год приезжал сюда и тренировался в самых разных условиях. Другие же придерживаются такой точки зрения, что тренировки до гонки дают общее представление о маршруте, но не приносят особой пользы, так как существует большая разница между 30 км/ч на тренировке и 50 км/ч в гонке, к тому же погода в день Париж-Рубэ может быть совсем другой, никогда не знаешь заранее, сухой или мокрой будет брусчатка.
Trouée d‘Arenberg
   В этом году гонка едва не потеряла Аренбергский лес – после проверки представители ASO завили, что многие камни на этом участке поросли мхом, что делает их небезопасными для гонщиков, особенно в дождь. Перед местными властями была поставлена задача заняться очисткой брусчатки, а организаторы задумались о возможных вариантах изменения маршрута. Но все варианты предусматривали значительное увеличение протяженности гонки, что превысило бы согласованные с UCI 260 км для Париж-Рубэ. Однако местная префектура в сотрудничестве с управлением лесами Франции все-таки успела провести очистку брусчатки, и Аренберг остался на своем месте.

Брусчатка Аренбергского леса
   Погода – еще один ключевой момент на Париж-Рубэ. Легендарные фотографии с облепленными грязью гонщиками – не что-то исключительное, а реальность, которая может поджидать нас уже в это воскресенье, на которое синоптики обещают довольно низкую температуру и дождь. Как уже было сказано выше, спасенные участки брусчатки в основном находятся в сельской местности, и по этим дорогам фермеры добираются на свои поля. И даже если учесть, что организаторы, разумеется, чистят брусчатку специально к гонке, в дождливую погоду вся грязь с полей оказывается как раз на дорогах. В солнечную же погоду ситуация тоже не идеальна – колеса велосипедов, мотоциклов, автомобилей сопровождения поднимают в воздух тучи пыли, и гонщики становятся похожи на тех самых шахтеров, которые жили в этой местности век назад.
Джордж Хинкепи
   Плохая погода на Париж-Рубэ – кошмар не только для гонщиков, но и для механиков, которые сначала должны максимально подготовить велосипед к таким необычным условиям, а потом полностью разобрать и очистить его. О том, как могут очиститься сами гонщики – немного ниже.
   Еще одна особенность Париж-Рубэ – это финиш на полотне велодрома. Собственно, с велодрома в Рубэ и началась история гонки. Он был построен всего за два месяца и открыт 9 июня 1895 года. Покрытие было паркетным, сам велодром – бетонным. В комплекс входили также буфет, ресторан и домик смотрителя, вокруг зеленел парк Barbieux. Владельцы - Теодор Вьенн и Морис Перес – хотели разрекламировать свое детище, и организация велогонки стала отличным способом. Так родилась гонка Париж-Рубэ, которая до 1914 года финишировала именно на велодроме Barbieux. Также до 1899 года там проводились бои быков.
   В 1909 году у велодрома Рубэ появился конкурент в Ватрело (Wattrelos): новый велодром мог похвастаться новым нескользящим покрытием, трибунами на 20 тысяч зрителей и освещением, позволявшим проводить ночные гонки. Однако гонка Париж-Рубэ осталась верна своему старому велодрому.
Первый велодром в Рубэ. Photo (c) Les Amis de Paris-Roubaix
   Первая мировая война нанесла огромный ущерб всем велодромам на севере Франции: жители растаскивали паркет на растопку, немцы разбирали деревянные и металлические конструкции для укрепления окопов. В 1919 году гонка финишировала на улицах города, так как велодром Рубэ лежал в руинах, как и вся местность вокруг. С 1922 года финиш организовывали на Avenue des Villas, правда, бывали исключения – так, например, в 1929 году гонка финишировала на стадионе в Ватрело, а в 1935-36 гг. – в Marcq-en-Baroeul.
   Велодромы в Рубэ и в Ватрело в 1924 году были снесены, так как восстановить их было невозможно. Однако власти Рубэ еще в 1914 году приобрели участок земли, на котором после войны планировали разбить парк для занятий спортом . И в 1936 году там был построен велодром протяженностью 500 метров. Он не был окружен трибунами, как его предшественник, а покрытие не было паркетным. С 1943 года (за исключением трех раз в 80-х гг.) Париж-Рубэ финиширует именно на этом велодроме, и в профессиональном календаре больше нет гонки с подобным финишем.
Строительство нового велодрома в Рубэ в 30-е гг. Photo (c) Les Amis de Paris-Roubaix
   Это место обладает настоящей магией – и для участников гонки, и для зрителей. Жильбер Дюкло-Лассаль, победитель Париж-Рубэ в 1992 и 1993 гг. рассказывал, что вздрагивает каждый раз, когда велодром Рубэ попадает в поле его зрения. Зрители же знают, что те, кто только что в седле велосипеда олицетворяли мужество и силу, после финиша в изнеможении упадут к их ногам. Это культовое место пропитано эмоциями и человеческими историями. Так, Стюарт О’Грейди не смог финишировать на Париж-Рубэ в 1995 году, отдав колесо капитану команды. Во второй раз он не вписался во временной лимит, но все же смог достичь полотна трека, - и был очарован. Он написал письмо родителям в Австралию, где рассказывал, что эта гонка поработила его, и он хотел бы когда-нибудь ее выиграть. И эта мечта исполнилась в 2007 году.
Велодром в Рубэ
   Еще одна интересная деталь – это душевые кабины на велодроме в Рубэ, многие из которых отмечены табличками с именами победителей гонки. Всего кабин шестьдесят, и гонщики до сих пор пользуются ими, - такова дань традициям. Конечно, сейчас, когда каждый командный автобус оборудован душем, такое кажется немного нелепым, но Рубэ есть Рубэ! Эти кабинки – рай после долгой адской дороги, здесь герои гонки смывают пыль, грязь и усталость, и некоторые спортивные директора призывают своих гонщиков отказаться от душа в автобусе ради этих кабинок.
Душевые кабинки на велодроме в Рубэ
   «Душевые Рубэ – это великое место, это часть истории, и каждый, кто проехал Париж-Рубэ, должен побывать там», - таковы слова одного из организаторов гонки. Журналисты же сравнивают душевые велодрома Рубэ со Стеной Плача и по значимости приравнивают их к брусчатке. «Только победители бывают по-настоящему счастливы здесь, - сказал однажды Йохан Мюзееув. – Это мифическое место, от которого, к сожалению, молодые гонщики в последнее время часто отворачиваются. Комфорт, надо признать, тут весьма условный, но, на мой взгляд, это не существенно. Когда я входил туда, я испытывал необъяснимое чувство принадлежности к особой касте».
Душевые кабинки на велодроме в Рубэ. Сервус Кнавен Photo (c) DPPI
Душевые кабинки на велодроме в Рубэ. Бобби Траксель Photo (c) DPPI

Душевые кабинки на велодроме в Рубэ. Photo (c) DPPI

   Но перейдем от лирики к фактам. В воскресенье 8 апреля гонщикам предстоит проехать 257,5 км от Компьеня до Рубэ, 51,5 км из которых – по брусчатке. Как и в предыдущие годы, маршрут включает 27 мощеных участков, счет которым ведется по убыванию, то есть 27-й участок будет первым на дистанции, а 1-й – последним. Участкам присвоены разные категории сложности в зависимости от состояния брусчатки. Высшая категория сложности - ***** - присвоена четырем участкам – это Aulnoy-lez-Valenciennes - Famars, Trouée d’Arenberg, Mons-en-Pévèle и Carrefour de l’Arbre.
27. Troisvilles (km 98 - 2200 m) ***
26. Viesly (km 104,5 - 1800 m) ***
25. Quievy (km 107 - 3700 m) ****
24. Saint-Python (km 115,5 - 1500 m) **
23. Vertain (km 119,5 - 2300 m) ***
22. Capelle-sur-Ecaillon - Le Buat (km 126,5 - 1700 m) ***
21. Aulnoy-lez-Valenciennes - Famars (km 142,5 - 2600 m) *****
20. Famars - Quérénaing (km 146 - 1200 m) **
19. Quérénaing - Maing (km 149 - 2500 m) ***
18. Monchaux-sur-Ecaillon (km 152 - 1600 m) ***
17. Haveluy (km 164 - 2500 m) ****
16. Trouée d’Arenberg (km 172 - 2400 m) *****
15. Millonfosse - Bousiginies (km 178,5 - 1400 m) ***
14. Brillon à Tilloy-lez-Marchiennes (km 183,5 - 1100 m) **
Tilloy - Sars-et-Rosières (km 186 - 2400 m) ***
13. Beuvry-la-Forêt - Orchies (km 192,5 - 1400m) ***
12. Orchies (km 197,5 - 1700 m) ***
11. Auchy-lez-Orchies - Bersée (km 203,5 - 2600 m) ***
10. Mons-en-Pévèle (km 209 - 3000 m) *****
9. Mérignies - Avelin (km 215 - 700 m) **
8. Pont-Thibaut (km 218,5 - 1400 m) ***
7. Templeuve l’Epinette (km 224 - 200 m) *
Le Moulin de Vertain (km 224,5 - 500 m) **
6. Cysoing - Bourghelles (km 231 - 1300 m) ****
Bourghelles - Wannehain (km 233,5 - 1100 m) ***
5. Camphin-en-Pévèle (km 238 - 1800 m) ****
4. Le Carrefour de l’Arbre (km 241 - 2100 m) *****
3. Gruson (km 243 - 1100 m) **
2. Hem (km 250 - 1400 m) **
1. Roubaix (km 258 - 300 m) *
Paris-Roubaix-2012: превью

   В этой гонке примут участие четыре действующих победителя Париж-Рубэ – Том Боонен (2005, 2008, 2009), Фредерик Гедон (1997), Стюарт О’Грейди (2007) и Йохан Ван Зуммерен (2011). И главным фаворитом гонки считается именно Боонен, который потерял своего дуэльного соперника в лице Фабиана Канчеллары на Туре Фландрии и снова готов сделать победный дубль. Кто сможет побороться с ним? Разумеется, это Филиппо Поццато, которого в последние дни часто называли лучшим специалистом в езде по брусчатке в пелотоне. Безусловно, очень сильной выглядит вся команда BMC в целом, и даже сложно сказать, кто будет их основной ставкой. Наверное, все-такиАлессандро Баллан, уже продемонстрировавший отличную форму, в отличие от Тора Хушовда. Что касаетсяДжорджа Хинкепи, то эта магическая гонка пока неизменно ускользает от него. В Sky мы ждем яркого выступления прежде всего от Хуана-Антонио Флечи, который уже залечил свою травму руки, много авансов также выданоЭдвальду Боассону Хагену. Не будем забывать и прошлогоднего победителя Йохана Ван Зуммерена, хотя, конечно, второй раз проделать подобный фокус ему не удастся. Но в его распоряжении очень сильная команда, в которой также есть и Сеп Ванмарке, который, правда, еще все-таки слишком молод и неопытен, чтобы считаться гран фаворитом, и Тайлер Фаррар, и Хайнрих Хаусслер. В команде Тома Боонена также числится еще один претендент на высокий результат – это Сильван Шаванель, и если вдруг получится так, что ему не придется жертвовать своими интересами ради команды, он будет представлять собой грозную силу.


   Российская «Катюша», скорее всего, сделает ставку на неутомимого Луку Паолини, плюс норвежский чемпионАлександр Кристофф также способен отметиться на такой сложной гонке. В Rabobank тоже можно выделить двух гонщиков – Ларса Боома и прошлогоднего призера Маартена Тьялинги. Два отличных специалиста брусчатки есть и у Vacansoleil – это Бьорн Лейкеманс и Стийн Девольдер. Посмотрим, что покажут обезглавленные, потерявшие своих капитанов RadioShack и GreenEdge – в их составе есть гонщики, которые могут нас удивить.
   Говоря об участниках 110-й Париж-Рубэ, никак нельзя проигнорировать человека, который вряд ли будет бороться за победу, но который уже вписал свое имя в историю. Это француз Фредерик Гедон, который именно здесь попрощается с профессиональным велоспортом. Он выиграл Северный ад целых пятнадцать лет назад – в далеком 1997 году, и сейчас, в сорокалетнем возрасте решил сделать эту гонку своей прощальной. Сезон начался для него очень драматично – на первом же этапе Тура Даун Андер он сломал бедро, и казалось, что и сезон, и карьера закончились для него именно в тот момент. Однако Фредерик сумел восстановиться и обязательно выйдет на старт Париж-Рубэ.

   Осталось совсем немного времени до грандиозных событий на пути из Компьеня в Рубэ. Гонщики уже пробуют брусчатку, тестируют новые велосипеды, особые покрышки уже извлечены из хранилищ. Страсти накаляются каждый день, весь велосипедный мир с нетерпением ждет эту гонку, ждет ее как ни одну другую. В любую погоду, с любым исходом Париж-Рубэ обязательно станет одним из самых ярких событий сезона. Поэтому обязательно освободите свое воскресенье, если вы еще не сделали этого, привлеките родственников и друзей к просмотру, посвятите их в секреты этой гонки, позвольте интриге захватить вас, наслаждайтесь просмотром и осознанием того, что история вершится на ваших глазах.

1 комментарий: