вторник, 1 ноября 2011 г.

Сирия. Сценарий тот же.




Фото: Olivia Harris / Reuters



В сирийском противостоянии назревает серьезный поворот. В минувшие выходные в окрестностях города Хомс начались ожесточенные бои между сторонниками и противниками президента Башара Асада, едва ли не самые кровопролитные с начала гражданской войны.  


По оценкам экспертов, правительственные войска испытывают все большее давление со стороны повстанцев. Силовым структурам приходится иметь дело не только с демонстрантами, но и с вооруженными отрядами, которые называют себя Свободной сирийской армией. "Ъ" выяснил, что представляет собой эта армия и в состоянии ли она противостоять военной машине Дамаска.

В минувшие выходные правительственные войска обстреливали старые кварталы Хомса из танковых орудий. В ответ во многих провинциях Сирии активизировались революционные отряды, состоящие из бывших военных. Они развернули против армии Асада настоящую партизанскую войну. Общее число жертв сирийского противостояния, по данным ООН, уже превысило 3 тыс. человек. Власти Сирии утверждают, что среди убитых — более 1100 солдат и полицейских. Все это подтверждает информацию о том, что правительственным войскам и полиции противостоят вооруженные формирования.



Фото: Mohamed al-Sayaghi/ Reuters/


О создании Свободной сирийской армии (ССА) объявил 29 июля полковник Рияд аль-Асад, перешедший на сторону "восставшего народа". Некоторое время параллельно с ССА существовала другая структура — Движение свободных офицеров. Но после того, как его основатель подполковник Хусейн Хармуш был похищен в Турции сирийскими спецслужбами, две группировки приняли решение о слиянии. Объявлено о нем было 23 сентября.

Командиры ССА утверждают, что в их подчинении находится 22 бригады, которые действуют практически во всех провинциях страны. Данные о численности армии разнятся. Одни источники говорят о 8 тыс. бойцов, другие — о 15 тыс. Но в любом случае правительственные войска имеют подавляющее превосходство в живой силе: 200 тыс. солдат и офицеров плюс 280 тыс. резервистов. Однако, по мнению экспертов, в партизанской войне, которая разворачивается сейчас в Сирии, далеко не все будет определять численность противостоящих сил. На первое место выходят мотивированность, боевая подготовка, дисциплина.



i]Фото: Mohamed al-Sayaghi/ Reuters/


В этом отношении оппозиционные отряды пока также уступают армии Асада. Их основу составляют вчерашние инженеры, лавочники, врачи, учителя, в послужном списке которых в лучшем случае 30-месячная воинская служба. Но в последнее время ситуация начинает меняться. В ряды ССА вливается все больше дезертиров — кадровых военных, повернувших оружие против правительства по идеологическим соображениям. Эти люди сражаются отчаянно, так как терять им нечего: попавшие в плен дезертиры не могут рассчитывать на снисхождение.

В правительственных войсках тоже немало идеологически мотивированных бойцов, готовых идти до конца. Это в первую очередь алавиты — единоверцы президента Асада. Если его режим рухнет, участь алавитов, составляющих от 10% до 15% населения страны, незавидна. Так что им есть за что сражаться.



Фото: Handout /Reuters/


Но в армии и спецслужбах алавитов меньшинство. От остальных же конфессий Башару Асаду вряд ли стоит ждать абсолютной лояльности и самопожертвования. Поэтому далеко не все армейские части можно использовать при подавлении акций протеста, не опасаясь волны дезертирств. Вот и перебрасывают власти одни и те же "пожарные команды" из Деръа в Хаму, оттуда — в Хомс, затем — в Идлиб, после чего снова в Деръа. Именно на эти отборные подразделения режима и устраивают охоту отряды ССА.

Стратегическая цель противников Асада — установить контроль над частью территории страны, превратить эти районы в оплот сопротивления и перевести туда провозглашенное на оппозиционном съезде в Стамбуле правительство в изгнании. После этого иностранным государствам было бы легче оказывать помощь революционерам, особенно если их вотчина будет располагаться вблизи границы с Ираком, Турцией или Иорданией.



Фото: Wael Hmidan /Reuters/


По мнению опрошенных "Ъ" экспертов, если ССА сумеет закрепиться в одной или нескольких провинциях, в Сирии вполне реально повторение ливийского сценария. Как в случае с Бенгази, ставшим центром ливийского восстания, Запад, Турция и некоторые арабские страны могут взять под свое покровительство революционные районы Сирии. Потом запретить войскам Асада вести на них наступление — во избежание массовой резни и гуманитарной катастрофы. А если Дамаск откажется выполнить ультиматум, пригрозить ему ударами с воздуха,— технология успешно отработана на полковнике Каддафи.

Максим Юсин
Газета "Коммерсантъ", №204/П (4745), 31.10.2011



http://www.kommersant.ru/doc/1807169

2 комментария:

  1. Уверенность в том, что ему не придется воевать, демонстрирует и Башар Асад. Сирийский президент уверяет, что ливийский сценарий в его стране не пройдет. «Сирия — это не Ливия. Это другая страна с географической, демографической и политической точек зрения. Любой подобный сценарий будет очень дорого стоить его авторам, и, кроме того, такой сценарий в Сирии практически неосуществим», — говорит сирийский президент. Все, что в этой ситуации остается адвокатам сирийских мятежников, — это продолжить поставки им оружия через Ливан и Ирак.

    По всей видимости, Башар Асад считает, что его не тронут потому, что побоятся взорвать Ближний Восток. «Сирия является страной, где сочетаются все или большинство отличительных для стран Ближнего Востока черт. Это касается культуры, религии, конфессий и народов. Это страна, где сосуществуют, образно говоря, две тектонические плиты, и попытка нарушить стабильность одного из пластов приведет к сильному землетрясению, которое причинит ущерб всему региону и странам, которые расположены далеко от Сирии. А если это случится на Ближнем Востоке, это отразится на ситуации во всем мире», — говорит сирийский президент. Действительно, по мнению ряда политологов, замена президента Асада на суннитских радикалов приведет либо к войне между Сирией и Израилем, либо к вторжению в Сирию иранцев, не желающих уступать без боя свои позиции в Сирии

    ОтветитьУдалить
  2. генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что проведение альянсом военной операции в Сирии «полностью ислючено. У нас нет никакого намерения вмешиваться в дела Сирии… Естественно, я решительно осуждаю репрессии, проводимые силами безопасности против мирного населения Сирии. Это абсолютно возмутительно… Однако мы взяли на себя ответственность за операцию в Ливии, поскольку был четкий мандат ООН и поскольку мы имели серьезную и активную поддержку со стороны стран региона. Мы должны принимать решения в зависимости от каждого конкретного случая. В глобальной перспективе вы не можете сравнивать Ливию и Сирию»

    ОтветитьУдалить