пятница, 28 октября 2011 г.

«Ночной охотник» пролетел мимо индийского млрда

Россия потерпела очередное серьезное фиаско в сфере торговли оружием. Проигран крупный тендер на поставку Индии боевых вертолетов. Общую стоимость сделки эксперты оценивают приблизительно в миллиард долларов.  



Конкурс на поставку 22 винтокрылых машин с возможностью дополнительной покупки еще 22 единиц впервые был объявлен в 2008 году. В финал вышли российский Ми-28Н «Ночной охотник» и американский «ветеран» AH-64D Apache Longbow. «Причины отказа от вертолета Ми-28 были технического характера. По мнению наших специалистов, Ми-28Н не соответствует требованиям тендера по 20 пунктам в отличие от вертолета Apache, который показал лучшие характеристики», – передает РИА Новости слова своего источника, близкого к индийскому Министерству обороны. По его словам, в выборе индийской стороны нет политической подоплеки. Что, честно говоря, кажется лукавством.

Более мягкий комментарий дал представителя Западного авиационного командования в Дели: «Обе машины отработали отлично, но американская показала превосходство в таких ключевых характеристиках, как повышенные возможности и всепогодность применения».

Приходится констатировать, что в последние годы Россия серьезно сдает позиции на своем самом доходном рынке экспорта вооружений. В 2009 году мы проиграли американцам конкурс на поставку самолетов патрульной авиации. В результате Boeing заключил контракт на поставку 8 самолетов P-8I Poseidon, стоимостью около $2.1 млрд. В начале октября этого года Министерство обороны Индии приняло решение удвоить парк транспортных самолетов C-130J Super Hercules и приобрести еще 6 единиц этой техники. Сумма сделки на поставку первых 6 самолетов, купленных в 2008 году, составила $962,5 млн. Но самым неприятным стал проигрыш России в «тендере века» стоимостью почти $10 млрд. на поставку 126 многоцелевых истребителей для ВВС страны. Дополняет картину тот факт, что вся приобретаемая Индией техника идет на смену устаревающему вооружению именно советского производства.

В настоящее время в Индии реализуется еще два тендера на поставку винтокрылых машин для ВВС: 12 тяжелых транспортных и 197 легких многоцелевых вертолетов общего назначения. Суммарная стоимость трех конкурсов оценивается в сумму свыше $2,5 млрд. В первом финалистами стали российский вертолет Ми-26Т2 и американский CH-47F Chinook, а во втором - Ка-226Т и Eurocopter AS550.


Ми-28Н «Ночной охотник»
Экипаж: 2 человека
Максимальная скорость: 300 км/ч
Статический потолок: 3600 м
Скороподъёмность: 13,6 м/с
Дальность полета: 450 км
Вооружение: стрелково-пушечное, ракетное
Максимальная взлётная масса: 12100 кг
Способен брать 3 пассажиров
Произведено: 44 единицы
Стоимость единицы: около $16 млн по данным на 2002 год

О том, почему мы теряем индийский рынок, на котором наша страна закрепилась десятилетия назад, корреспондент «СП» спросил президента Академии геополитических проблем генерал-полковника Леонида Ивашова:

– Я бы сказал, что проиграл не наш вертолет, а проиграла российская политическая стратегия в отношении Индии. Когда я работал в сфере международного военно-политического сотрудничества, я чувствовал, что индусы нам самые близкие, хотя, может быть, технологически непростые союзники. Они предлагали нам осуществлять проекты совместно: что-то делают они, что-то делаем мы. Понятно, что Россия играла бы ведущую роль, но получился бы общий продукт. Однако, к сожалению, сначала Росвооружение, а затем Рособоронэкспорт настаивали: «Вы покупаете у нас только готовую продукцию. К технологиям не подпустим». В итоге сделки срывались.

Второе: мы проиграли этот тендер еще и потому, что с некоторых пор слишком необязательны в исполнении контрактов. Главный раздражитель в наших отношениях с Индией – это тяжелый авианесущий крейсер (ТАКР) «Адмирал Горшков», который модернизируется в Северодвинске для Индии. Москва уже завысила цены в полтора-два раза, мы не укладываемся в сроки, пытаемся упрощать свои обязательства и прочее. В политическом плане все выглядит еще хуже. В этом году Россия внезапно для Дели и без внятного объяснения причин отказались от двух давно запланированных совместных учений: военно-морских и сухопутных. Причем индийские корабли уже пришли во Владивосток, постояли, а потом им объявили, что наши корабли, оказывается, слишком заняты: возят картошку в пострадавшую от цунами Японию. Моряки и штаб ВМС Индии, конечно, над этим посмеялись. Т.е. мы сами создаем условия для того, чтобы проваливать тендеры и терять важного союзника.

«СП»: – Недавно в СМИ прошла новость, что Россия передает Индии технологии наведения для ракет «Агни-5» с дальностью стрельбы 10 тысяч километров. Разве это не свидетельство стратегического сотрудничества между странами?

– Понимаете, мы сначала выроем целый ров между двумя государствами, а потом начинаем его лопаточкой засыпать. Индусы не чувствуют стратегической последовательности сотрудничества, которое они ощущали в период Советского Союза. Ведь мы все время мечемся. У нас нет собственной политической стратегии ни на одном направлении. Все зависит от фирм: где-то от Газпрома, где-то от Роснефти, где-то от Рособоронэкспорта. И кто в этих внутренних играх победит, тот и «проламывает» свой интерес. Так не работают со стратегическими партнерами. Так можно работать с Танзанией: сегодня выиграл, завтра отказался. А со стратегическим партнером, с одним из мировых стратегических центров так работать нельзя.

«СП»: – Проигрыш в вертолетном тендере является продолжением того же ряда, что и проигрыш в тендере на поставку 126 истребителей?

– Это все из одной и той же серии. Я и с Путиным в Индию летал, и сам много раз. Картина одна и та же. Мы, военные, договоримся. Потом встревают гражданские структуры. Начинаются эти «откаты»... Индусы сначала смеются, а потом отказываются с нами работать.

«СП»: – Как скажется на состоянии нашего ВПК потеря индийского рынка?

– Рынок – это не самое главное. Через рынок мы выстраиваем союзнические, геополитические отношения с этой страной. Тем самым балансируем Китай. А тут в межгосударственные отношения вмешиваются совершенно недопустимые частности, интересы разных фирм и чиновников. Кто-то выиграл, кто-то хапнул и доволен, гуляет. А страна в целом проигрывает.

AH-64 Апач
Экипаж: 2 человека
Максимальная скорость: 300 км/ч
Статический потолок: 3000 м
Скороподъёмность: 12,2 м/с
Дальность полета: 400 км
Вооружение: стрелково-пушечное, ракетное
Максимальная взлётная масса: 10432 кг
Произведено: 1174 единицы
Стоимость единицы: около $35 млн по данным на сегодняшний день


С другой стороны на эту ситуацию смотрит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин:

«СП»: – Каково ваше личное мнение о том, что лучше: Apache или «Ночной охотник»?

– Я считаю, что они очень близки по характеристикам, поэтому совершенно невозможно сказать, кто из них лучше. Разница в том, что Apache приняты на вооружение в количестве более тысячи экземпляров и проверены во множестве войн. А Ми-28 имеется в количестве около пятидесяти экземпляров, причем только в российских Вооруженных силах и не проверены ни в одной войне.

«СП»: – Тогда чем продиктован выбор индусов?

– Во-первых, тем, что я сказал в предыдущем ответе, во-вторых, политикой, потому что они сейчас очень четко придерживаются стратегии диверсификации импортеров вооружения.

«СП»: – История с затяжной модернизацией «Адмирала Горшкова» могла повлиять на последние решения Индии?

– Только косвенно. Конечно, индусы очень недовольны падением качества нашей продукции, но «Горшков» это особая история, потому что в случае с этим авианосцем мы их просто «кинули», говоря современным языком.

«СП»: – В апреле проиграли тендер на поставку 126 истребителей, теперь на поставку 22 ударных вертолетов. Не означает ли это, что мы сдаем свои позиции на основном рынке вооружений?

– Отчасти это следствие политики диверсификации, отчасти – следствие падения качества нашей техники.

«СП»: – Если мы постепенно теряем рынок Индии, что будет с нашим экспортом вооружений?

– Естественно, что наши позиции на мировом рынке будут становиться все хуже и хуже, потому что на сегодняшний день Индия - наш главный покупатель.

«СП»: – Что вы думаете об исходе двух оставшихся тендеров на покупку вертолетов?


– В конкурсе на поставку тяжелых вертолетов победит, очевидно, наш Ми-26. Я просто не вижу для него конкурентов. А на счет легкого вертолета сложно сказать: если исходить из политики диверсификации и объективных данных, то, скорее всего, выиграют европейцы с Еврокоптером. Ка-226, который с ним борется, еще просто нет в природе.

25 октября 2011 года 17:40 | Виктор Савенков/ Свободная пресса  

4 комментария:

  1. опять северотвинск виноват

    ОтветитьУдалить
  2. терпим поражения на всех фронтах!
    как ни грустно сознавать, но диагноз Ала близок к истине, если потеряем и здесь свои позиции оборонка вообще может отдать богу душу, а люди вновь начнуть выпрыгивать из окон многоэтажек...(((

    ОтветитьУдалить
  3. Не они нам горшкова толго не простят!! а мы им са это хрен еко достроим!!!

    ОтветитьУдалить