пятница, 9 декабря 2011 г.

Афганские недра закрылись для первооткрывателей




Фото: Reuters


Индийский бизнес осуществил стратегический прорыв в Афганистан. Консорциум из семи компаний выиграл тендер на разработку месторождения железной руды Хаджигак — одного из крупнейших в мире.


Эксперты оценивают стоимость полезных ископаемых, залегающих в афганских недрах, в $1-3 трлн. Хотя почти все месторождения, которые сегодня делят между собой индийские, китайские и западные компании, были в свое время открыты советскими геологами, битва за ресурсы Афганистана разворачивается без участия России.

Консорциум, возглавляемый госкорпорацией State Authority of India Ltd, будет разрабатывать три из четырех участков месторождения Хаджигак. Четвертый достался канадской Kilo Goldmines. Залежи железной руды в индийской части Хаджигака оцениваются в 1,8 млрд тонн. Индийцы планируют вложить в проект до $6 млрд. Предусматривается строительство сталеплавильного завода, который будет производить 7 млн тонн стали в год. Кроме того, существуют планы строительства 900-километровой железнодорожной линии, по которой руда и сталь будут переправляться в Индию.


"В Хаджигаке руды уникального качества. Там есть огромные свалы, в которых содержание железа доходит до 79%. То есть можно ставить экскаватор и прямо с поверхности добывать богатейшую руду",— рассказал "Ъ" профессор Российского государственного геологоразведочного университета Георгий Пилипенко, преподававший в Кабульском политехе в 1980-е годы.

Индийская газета The Economic Times расценивает контракт с Афганистаном как "стратегический прорыв, переламывающий тенденцию последнего времени, когда индийские компании проигрывали международные тендеры — в основном китайцам". Одно из таких поражений Пекин нанес Дели как раз в Афганистане. Четыре года назад китайская госкомпания Metallurgical Corporation of China получила контракт на разработку крупнейшего месторождения меди Айнак в 40 км от Кабула, пообещав инвестировать $4 млрд. И вот наконец-то индийцы взяли реванш.

Борьба региональных гигантов за разработку природных ресурсов Афганистана обостряется по мере приближения 2014 года, когда страну должен покинуть контингент НАТО. После этого объем западной помощи Кабулу наверняка уменьшится, что заставит правительство Хамида Карзая искать дополнительные источники дохода и новых стратегических инвесторов.

Иностранным компаниям есть за что бороться. Эксперты Пентагона оценили стоимость афганских природных богатств в $1 трлн. Кабульские власти настаивают, что речь идет как минимум о $3 трлн. Наибольшую ценность представляют месторождения железной руды, меди, золота, кобальта, лития, хромовых руд, драгоценных и полудрагоценных камней. Почти все эти ресурсы были открыты в свое время советскими геологами. Начиная с 1960-х годов, когда у власти находился король Захир-шах, они обследовали афганские недра. В 1980-е годы условия работы были особенно сложными. "Шла война, поэтому выезжать на объекты мы могли только под охраной — в сопровождении автоматчиков",— вспоминает Георгий Пилипенко.

Сегодня разработка афганских месторождений происходит практически без участия России. Труд советских геологов оказался напрасным. Составленные ими карты полезных ископаемых Афганистана пригодились не родной стране, а США. Американцы систематизировали данные, собранные советскими специалистами, выделив 20 наиболее перспективных районов — самых богатых полезными ископаемыми. А потом эти области обследовали с помощью новейшего геофизического оборудования, закрепленного на борту разведывательного самолета Р-3 "Орион".

"Столько усилий и денег оказалось выброшено на ветер,— сетует в беседе с "Ъ" геолог Анатолий Егоренков, работавший в Афганистане в 1980-е годы.— Я занимался поисками редких цветных металлов. Могу сказать: в Афганистане — вся таблица Менделеева. Но нашими наработками, увы, пользуются другие".


Нельзя сказать, что Москва безропотно признала свое поражение в борьбе за афганские полезные ископаемые. Например, в 2007 году госкомпания "Тяжпромэкспорт", а также входящий в группу Олега Дерипаски "Союзметаллресурс" участвовали в тендере на эксплуатацию месторождения меди Айнак. "Это тоже уникальный объект,— объясняет Георгий Пилипенко.— Там руда с содержанием меди в 15 раз выше, чем мы у себя добываем. Айнак мы сами готовились разрабатывать: уже выбрали площадку под строительство цехов, но в 1989-м проект пришлось свернуть — как и все остальные".

В итоге месторождение ушло к китайцам. Американские СМИ писали, что не обошлось без крупного "отката" афганским властям. "К сожалению, в освоении недр Афганистана мы пока проигрываем. Думаю, наших предпринимателей отпугивают непрозрачные условия тендеров. И после нескольких осечек энтузиазм сходит на нет,— говорит "Ъ" спецпредставитель президента Торгово-промышленной палаты РФ по Афганистану Александр Шкирандо.— Из наших крупных компаний в Афганистане сейчас действует "Роснефть", а также ЛУКОЙЛ, который занимается поставками горюче-смазочных материалов".

Так что пока россияне планируют застолбить другую нишу — заняться восстановлением инфраструктуры, построенной в Афганистане еще советскими специалистами (например, тоннель "Саланг" и завод азотных удобрений в Мазари-Шарифе). Также в планах — сооружение малых ГЭС. Эти вопросы уже не первый год обсуждаются в рамках российско-афганского делового совета. Но и тут есть сложности — большинство проектов россияне вынуждены проводить через Агентство США по международному развитию (USAID).

"Когда дело доходит до реализации, Россия оказывается на вторых ролях. Нам отводят роль подрядчика. Во многих афганских ведомствах сидят американские советники, которые считают: тендеры должны проходить через USAID. Надеюсь, теперь, когда создана межправительственная комиссия РФ и Афганистана, ситуация изменится",— считает Александр Шкирандо.

Хаджигак — не последнее стратегическое месторождение, выставленное на тендер. После 2014 года у Кабула появится острая нужда в иностранных инвестициях. Впрочем, эксперты сомневаются, что российские компании смогут получить в разработку самые крупные проекты. Едва ли они согласятся вложить в инфраструктуру Афганистана $6 млрд — как индийцы, или $4 млрд — как китайцы. Есть и другие препятствия.

"Главный сдерживающий фактор — отсутствие безопасности,— говорит "Ъ" директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар.— На политическом уровне Кабул заинтересован в привлечении РФ к масштабным проектам. Но российские бизнесмены жалуются на проблемы с афганскими чиновниками, которые чинят им препятствия. В отличие от Москвы, Пекин и Дели — более активные игроки. У них, как и у американцев, есть свои лоббистские группы в парламенте и правительстве Афганистана".

Екатерина Забродина, Максим Юсин
Газета "Коммерсантъ", №227/П (4768), 05.12.2011

http://www.kommersant.ru/doc/1831252

Комментариев нет:

Отправить комментарий