среда, 7 декабря 2011 г.

Алла Джиоева: "Чем я прогневала Москву, мне не очень понятно"

Претендент на пост президента Южной Осетии о своем видении ситуации в республики
2011-12-07 / Андрей Серенко




Фото Reuters


Претендент на пост президента Южной Осетии Алла ДЖИОЕВА рассказала корреспонденту «НГ» Андрею СЕРЕНКО о своем видении ситуации в республики и перспективах разрешения возникшего политического кризиса.


– Алла Алексеевна, как вы расцениваете решение Верховного суда Южной Осетии, отказавшегося удовлетворить вашу жалобу и признать вашу победу во втором туре президентских выборов?

– Решение Верховного суда находится не в правовом поле. Это решение выносила коллегия судей, которая, разумеется, не могла пойти против мнения своего начальника, председателя Верховного суда, который ранее отменил результаты второго тура президентских выборов. Так что это решение было вполне предсказуемо. Кстати, когда я пришла к зданию Верховного суда, где началось заседание, меня туда не допустили. Так что вердикт судьи выносили в мое отсутствие.


– Как повлияет решение Верховного суда на политическую ситуацию в Южной Осетии?

– Безусловно, стабильности оно не добавит. Сегодня в республике уже начались аресты, вооруженные люди в масках на улице останавливают наших сторонников, задерживают их. Меня саму преследовал брат действующего президента Роберт Кокойты, когда я шла от здания Верховного суда к Театральной площади. Он несколько раз пытался подрезать меня на своей очень дорогой машине, и когда я подошла к площади, то кричал сотрудникам силовых структур «Не пропускайте ее!».

Сегодня я и мои товарищи рассматриваем несколько вариантов развития ситуации. Я надеюсь, что все-таки появятся честные посредники, политические переговорщики, которые помогут найти мирный выход из кризиса и защитить выбор 17 тысяч граждан Южной Осетии.

– Откуда должны появиться эти переговорщики и политические посредники? Они есть внутри республики? В России? Или, может быть, в странах Евросоюза?

– Мы ориентированы на Россию. Мы пытаемся обратить внимание Москвы, что реализуемый сегодня действующей властью республики сценарий может приобрести крайне нежелательные формы, привести к катастрофическим последствиям.


– Как, на ваш взгляд, будет развиваться ситуация?

– Если нынешний режим добровольно не уйдет, то произойти может все, что угодно. Противостояние не снимается. С одной стороны стоят вооруженные представители силовых структур, с другой – убежденные патриоты своей родины, Южной Осетии. Очевидно, что провокации со стороны действующей власти не остановятся. Действия нынешнего президента Кокойты неадекватны. Он игнорирует реальное положение вещей. Стремление людей отстоять свой выбор, сделанный в соответствии с требованиями закона и демократических процедур, Кокойты называет попыткой оранжевой революции. На самом деле, государственный переворот готовит он и его команда.

– Представители действующей власти обвиняют ваших сторонников в подготовке провокаций…

– Это неправда. Провокации не в наших интересах. Мы победившая сторона. Но они в интересах тех, у кого почва уходит из под ног, и кто поэтому готов на все. Поэтому нам могут подбросить оружие или наркотики, как это уже было с моими сторонниками в Северной Осетии.

– Какую позицию занимает сегодня созданный под вашим руководством Госсовет Южной Осетии?

– На своем последнем заседании Госсовет принял решение быть последовательными в нашей тактике. Первичным является вопрос об отставке нынешнего президента Кокойты, генерального прокурора и председателя Верховного суда. После этого откроется поле для переговоров с российской стороной. Только через такие переговоры можно разрешить нынешний политический кризис в Южной Осетии.

– Вы не встречались до сих пор с руководителями России?

– Я не пыталась встретиться с Путиным и Медведевым, так как до сих пор представители российского руководства, с которыми я общалась, стремились всячески показать, что меня не хочет видеть Москва. Чем я прогневала Москву, правда, мне не очень понятно. Может быть, тем, что занимаю слишком пророссийскую позицию?


– Появилась информация о том, что вы готовитесь уехать в эмиграцию, собираетесь просить политического убежища в России. Это правда?

– Нет, это не так. Видимо, мои словам из обращения к Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину были вырваны из контекста и таким странным образом проинтерпретированы некоторыми информационными ресурсами. Я не доставлю радости моим противникам и не оставлю мою родину. Уехать – это значит обмануть людей, которые мне поверили. Я не могу сегодня даже на два-три часа оставить мою республику, моих избирателей и поэтому пойду до конца.

– Состоится ли запланированная вами на 10 декабря церемония инаугурации?

– Несомненно, инаугурация состоится, она пройдет на Театральной площади, в присутствии тысяч моих сторонников. Если, конечно, до этого меня не убьют или не арестуют.

– Вы не исключаете этого?

– Не исключаю. Тем более, что угрозы поступают в мой адрес давно. Еще около полутора лет назад брат генерального прокурора пообещал моему сыну поднести мою голову на блюде. Но я не из тех людей, которые отступают перед угрозами. Могу лишь сказать, что любую смерть я приму достойно.
Подробнее: http://www.ng.ru/cis/2011-12-07/100_djioeva.html


© 1997-2011 Независимая газета



2 комментария:

  1. Да оне тоже ушлые ни к кпусии не хотят ни к енам. самстаятельны хочут!! в сад их

    ОтветитьУдалить
  2. чё тебе эта асетия далась?
    ты лучче свой блок пачитай штоп адни и те же фапросы пицот рас не задавать.

    ОтветитьУдалить